Jump to content
  • Instagram
  • Youtube
  • VK
  • OK
  • Facebook
саныч 45

проба в прозе Саныч 45

Recommended Posts

саныч 45

Дрова

 

В нашем Коломенском районе сёл с названием Семёновское два. Одно рядом с городом, другое вдали от него. Сёла и деревни с таким же названием имеются и в соседних – Ступинском, Егорьевском, Шатурском районах. И в городе Луховицы – Семёновские сауны.

 

Все эти названия и места расположения бань, сел и деревень стали мне известны при следующих обстоятельствах.

 

Отопление нашего дома печное. Заготовка дров – дело серьёзное. Стратегический запас тепла для отдельно взятого дома на целый год.

В интернете нашлось объявление о продаже дров с доставкой к дому. Причём, дрова, уже напиленные и колотые на поленья. Самому ни пилить, ни колоть не надо, уложил в сарай и всё – запас готов.

 

По указанному телефону женский голос диспетчера легко ответил на все мои вопросы, утвердил цену, уточнил адрес, определил время доставки и способ оплаты.

 

Моё условие было одно – дрова должны были привезти после семнадцати часов. До этого времени я работаю.

 

На следующий день, утром позвонил водитель грузовика с дровами и, несколько искажая слова акцентом, спросил:

 

- Слюшай, дорогой! Дрова тебе заказывал? Адрес уточни. Уже везу!

 

- Куда везу? Мне только после семнадцати, я на работе!

 

- Слышь! Я тоже на работе! Еду из Москвы, к табе приеду в шесть!

 

- Записывай: Коломенский район, село Семёновское, улица Полевая, дом 70. А вы чего из Москвы дрова возите?

 

- Какой тебе разница! Цена одна, встречай в семнадцать!

 

В четырнадцать тридцать, новый звонок:

 

- Дорогой! Я стою возле дома! Куда разгружать!

 

Ёлочки колючие! Ну, просил же после семнадцати! Работа, она и в Африке – работа! С неё так просто не уйдёшь! Мне такие сны не снились, из Москвы дрова свалились! Что же делать? Отпрашиваюсь и мчусь к дому.

 

Машины возле дома нет. Нет её и у соседей. Её вообще нет! Пустая дорога, пыль да бурьян! Блин горелый! И где мои дрова?

 

Набираю номер водилы:

 

- А вы где стоите?

 

- У дома стою! Понимаешь!

 

- Понимаю. Я то же у дома. Тебя не вижу!

 

- Что такое? Почему не видишь? Вот он я! Я сигналю!

 

- Не вижу и не слышу! У какого дома стоишь?

 

- 70

 

- Улица?

 

- Э… Полевая

 

- Село?

 

- Э… Семёновская

 

- Область?

 

- Москва

 

- Район?

 

- Егорьевск!

 

Всё понятно. Как тут услышать, увидеть? Между нами километров пятьдесят!

 

- Промахнулся, брат!

 

- Э… Почему промахнулся? Навигатор указал! Я приехал!

 

- На фига тебе такой нафигатор? Выкинь его, не туда указал.

 

- Как не туда? Я тут стою!

 

- Ну, там и разгружай!

 

- А деньги? Деньги то!

 

- Ну, там и деньги возьми!

 

- Э… Шутишь! Да?

 

- Нет. Не шучу! Не туда привез. Коломна и Егорьевск, разные города.

 

- Не уходи никуда! Щас приеду.

 

Куда же я уйду? Я то дома! Жду!

 

Машина не пришла.

 

Утром следующего дня снова звонок, и уже другой голос:

 

- Здравствуй, дорогой! Куда дрова везти? Уточни адрес, пожалуйста!

 

- Коломенский район, село Семёновское, улица Полевая, дом 70.

 

- Всё понял, выезжаю.

 

- Я после семнадцати освобожусь.

 

- Не волнуйся, к семнадцати приеду!

 

До конца рабочего дня звонков не было. И после рабочего дня звонков не было. И вечером звонков не было. Ночью позвонил:

 

- Я тут у дома стою. Куда разгружать?

 

Ну, в принципе после семнадцати! Выхожу на улицу – ни души! Темнота и тишина. Ё- моё! Набираю номер водителя:

 

- Я на улице стою и вас не вижу.

 

- Как не вижу? Фара моргает, смотри! Сигналю, вот!

 

Вокруг села ни звука, ни отблеска, ни света фар. Опять – двадцать пять, или пятьдесят километров нас разделяют.

 

- Ты где стоишь?

 

- Семёновское!

 

- А район?

 

- Ступино.

 

- Спокойной ночи!

 

- Э… Зачем спокойной? Ну, ошибся. Да! Щас приеду!

 

- Давай! Приедешь, посигналишь, я выйду.

 

- Еду, дорогой!

 

Он так и не приехал. Позвонил на следующий день:

 

- Здравствуй, уважаемый! Семеновское, твой деревня? Я дрова привёз!

 

- Здравствуйте! Очень хорошо! Я сейчас на работе, а Вы у какого дома стоите.

 

- Большой дом! Точно твой! Мне все сказали что сюда!

 

- Ну, значит сюда. Сейчас приеду.

 

Приехал. Уже привычная картина! Машины у дома нет. Звоню водиле:

 

- Ну, и где вы стоите? Где дрова?

 

- А это не ты сейчас мне деньги за дрова отдал?

 

- Ёлы-палы! Может мне другим людям позвонить? Пусть они привезут.

 

- Зачем ругаешься? Ну, ошибся разок! Завтра привезём!

 

А завтра он уехал в Луховицы. Потом позвонил из Бронниц. В Воскресенске он то же не смог меня найти, но настырно и упрямо вёз мне дрова, снабжая ими всех и вся. Я уже и с работы не отпрашивался, уточняя его место по телефону, говорил: «До свидания». Дрова привезли другие ребята. И вот опять звонок:

 

- Слушай! Я еду к тебе. Больше не ошибусь, я уже в Коломне, как к тебе лучше проехать через Сычёво или через Первомайский?

 

- Через Сычёво ближе.

 

- Понял! Еду.

 

- Жду. Я дома.

 

Минут через сорок:

 

- Уважаемый! Еду к тебе через Первомайский!

 

- Жду.

 

Минут через тридцать:

 

- Я в Первомайском! Куда ехать!

 

- Прямо! Там другой дороги нет. Все время прямо!

 

Через десять минут:

 

- Я в Семёновском. Куда ехать?

 

- Опять прямо по улице. В конце улицы мой дом. Я встречаю.

 

- А навигатор показывает, что надо в другую сторону ехать!

 

- Не смотри на навигатор! Прямо! Уже неделю по области кружишь!

 

- Еду.

 

Показался грузовой фургон. Судя по просевшим рессорам и присевшим колёсам, загружен он был предельно. Натружено гудя, подполз и развернулся, сдав к воротам задом. Водила выскочил из кабины и, тараторя скороговоркой, стал нахваливать свой товар. Потом просочился в щель между дровами и крышей фургона внутрь, покряхтел там внутри, и поленья сложенные рядами сами выпали из машины. Ногами скинув остатки и получив расчёт, прыгнул в машину и потарахтел по улице села. Я потихоньку стал таскать дрова в сарай. На улице показался такой же просевший грузовой фургон. Покачиваясь на неровностях дороги, подкатился к куче дров. Из кабины высунулся водила и, поправив кепку, сказал:

 

- Здравствуй уважаемый! Вот я и приехал! Куда разгружать будем?

Edited by саныч 45
  • Like 6

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Такое было детство

 

Моё детство проходило в компании таких же подростков, моих одноклассников, с которыми мы были неразлучны, и дома не сидели. Наверно, наши родители были уверены, что пока мы все вместе с нами ничего страшного не может случиться. И относились к каждому из нас, как к своему ребёнку, могли накормить, а могли и ремнём угостить. За дело конечно, но всех сразу.

 

А что может случиться? Ничего не может! Новые дома нашего города Коломны соседствовали с широкими полями колхоза, над которыми постоянно кружился самолёт сельскохозяйственной авиации. И мы как заворожённые наблюдали за полётом. Взлётная полоса находилась всего-то в четырёх километрах, можно на велосипедах быстро доехать, но злой сторож и его собака даже близко не подпускали нас. Ну, нельзя, значит – нельзя! А хотелось хоть разок рукой потрогать крылатую машину. Купались в Оке. А мимо проходили баржи и пассажирские суда «Заря», которые своими волнами не раз смывали с берега нашу одежду. А ещё были пруды за железной дорогой, широкие посадки высоких деревьев для разных игр, голубятни и строительные склады с трубами больше нашего роста. А мы все всё равно мечтали о самолёте.

 

Нам было лет по десять, лето, каникулы, над домами стрекочет «кукурузник», родители на работе, а мы, отчитавшись в школе за сданный металлолом и макулатуру, пинаем мячик во дворе дома. Отчаянно ругаемся из-за нарушения правил, спорим, кричим, бегаем. Из подъезда дома вышел Вовка.

 

Игра остановилась, куда укатился мячик, и не заметили. В руках у Вовки был самолёт! Вернее, настоящая модель самолёта, такого же «кукурузника», с настоящим моторчиком. Мы замерли! Вовка вышел на наше поле, поставил модель, размотал шнурки и верёвочки, стал возиться с мотором. Мы просто смотрели, забыв про всё. А он – наш Вовка готовился к полёту, и как-то старше и важнее сразу стал. Одно его слово, и мы отошли подальше. Он позвал Димку, и тот с радостью взял модель, поднял над головой. Вовка завёл мотор, отбежал и, взяв тросики в руки, крикнул:

 

- Запускай!

 

Димка толкнул рукой модель, самолётик сразу метнулся ввысь, перевернулся и стрелой воткнулся в футбольное поле. Бух! И только крылья в разные стороны полетели!

 

Димка быстрее всех сообразил всю трагедию ситуации и рванул с места бегом, но Вовка оказался проворней! От мощного толчка Димка покачнулся, но не упал, а в ухо ему уже попал Вовкин кулак, и сразу в зубы другой. Димка ответил Вовке в глаз, и оба, сцепившись мёртвой хваткой, покатились по полю, поднимая пыль.

 

Мы глазам не верили! Самолёт в небо, сразу в землю, бах и развалился. Вовка Димке в ухо, Димка Вовке по сопатке, всё в одно мгновение. Кинулись разнимать. Еле растащили. У Вовки синяк под левым глазом, у Димки правый заплыл и закрылся! Отдышались. Помирились. Обнялись. Друзья всё-таки.

 

Димка, собрав остатки самолёта, убежал к деду в сарай, сказал, что сейчас починит, Вовка просто сидел, сопел и ждал. Димка притащил нечто похожее на модели самолётов, тонкие рейки с прибитыми поперёк полосками фанерки, хвосты и жестяные пропеллеры. Раскрутил один над головой, стравил лески, и вот вокруг него летал самолётик.

 

Вовка взял другой, так же раскрутил, и уже два самолётика кружили над футбольным полем. Димка покружил, повертел самолётик и стал медленно приближаться к Вовке, методично, мелкими шажками. И приблизившись направил свой самолетик навстречу Вовкиному! Хлоп! И за последний час мы наблюдаем вторую аварию самолётов! Вовка опять в крик, но до драки не дошло.

 

Разобрали обломки, обратили внимание на толстую леску, привязанную к крылу и, забыв о самолётах, стали «заливать» друг другу, какую рыбу мы ловили на аналогичную снасть. Раздвигая руки и громко крича, перебивали друг друга и не могли договориться. Решили идти на Оку показать, как умеем мы рыбу ловить. Леску, что была на моделях, поделили поровну, у каждого получилось метров по шесть, маловато конечно, но мы об этом и не думали. Вместо грузил гайки, а крючки у Димки были. Вот такие вышли донки. Червей нарыли в клумбе и побежали на Оку.

 

На берегу реки было много рыбаков, они сидели и стояли в кустах и у каменных глыб. А на песчаном пляже никого не было. Здесь мы и стали ловить рыбу. Стайка мальчишек впервые на самостоятельной рыбалке, Вовка накручивает червяка на крючок как проволоку, Димка как в чехол убирает крючок в червяка, Серёга прокалывает червяка посередине, а я за самый краешек, может за голову, а может и нет. Короткая леска после броска сжималась как пружина, и наши червяки падали у самого берега.

 

Но, минута, другая и у каждого из нас клюнула полосатая, клыкастая рыба Судак. Ещё пять минут и опять у всех по рыбе, потом ещё и ещё. Нам и класть то рыбу некуда, не думали что поймаем, а тут повалило.

 

Рыбаки на нас коситься стали, у них клёва нет, а тут стайка мальцов, да на примитивные снасти, у самого берега таскают одну за другой, одну за другой, им обидно!

 

И вот сначала один, потом другой дядька подходят к нам, удивляясь везению новичков. Бросают свои удочки и критикуют наши снасти:

 

Гайки – это не грузила!

 

Крючки привязаны не так!

 

Леска очень толстая!

 

Длина лески маленькая!

 

Кидать надо дальше!

 

Подсекать надо резче!

 

Наживку насаживаем не так!

 

Таких червей рыба даже нюхать не будет!

 

И вообще здесь рыбы нет!

 

Но рыба у нас, а у них пусто. И, устав от ворчания и наездов бывалых рыбаков, Димка дерзко бросает им всем:

 

Чё учите? Поймайте сначала как мы! А потом учите, как крючки привязывать!

 

Возмущённые дерзкими словами рыболовы начинают кричать ещё громче, а тут я вытаскиваю очередного Судака, который заглотил крючок до самого хвоста. И все эти дядьки вдруг сразу кидаются помочь извлечь крючок из рыбы. Укалывают свои пальцы о шипы и зубы рыбины, ругаются и матерятся, и отрывают леску, оставив крючок в утробе судака.

 

Теперь обидно мне:

 

- Вы это нарочно сделали! Чтобы нас прогнать!

 

И суровые мужчины, сменив гнев на милость, оправдываются передо мной, выражая сочувствие и досаду за изуродованную снасть. Кто-то предлагает покидать свой спиннинг! Ура!! А что ещё надо пацану! И с удовольствием соглашаюсь.

 

Наблюдая за мной, Димка бросает свою донку, подходит к хозяину спиннинга и с видом невинного ягнёнка просит дать и ему попробовать. Ну как тут отказать – пробуй!

 

В глазу Димки появился огонёк, другой заплывший, на лице довольная улыбка, в руках спиннинг. Размах! Свист снасти!

 

И леска закручивается на шее стоящего сзади рыболова. Твою дивизию. Мужики не успевают схватить Димку за руки, как он подсекает рыбака! Снова крики, шум. Побросав снасти, прижав к груди пойманную рыбу, брызнули мы в разные стороны, как мальки от хищника.

 

Собрались в своём дворе, честно поделили пойманных судаков и по домам. Понимая, что пойманную рыбу надо как-то сохранить, открыл холодильник и положил судаков в морозилку. На донышко морозилки, одного рядом с другим, до стенки и сверху друг на друга. Потом быстренько поев, убежал на улицу.

 

А вечером мама позвала меня на кухню, открыла холодильник, где из морозилки торчали клыкастые морды рыб, все судаки насмерть прилипли к донышку, стенкам и друг к другу, показав это, она спросила: «Что теперь с ними делать? Надо холодильник размораживать, что бы их достать! Молодец сынок!»

394070359_.jpg.0878c99692d99a40448f12c37471f690.jpg

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Такое было Детство (продолжение)

 

 

Продолжалось наше детство. В дождливые дни собирались мы в квартирах друг у друга. Чаще у Вовки. Родители уходили, а мы мирно сидели и клеили пластмассовые модели самолётов, и кораблей. Вырезали из фанеры копии пистолетов и автоматов, что бы потом играть в войну, бегая по оврагам и в лесопосадке. В этом моделировании Вовка, всегда был лучший из нас. Его модели самолётов отличались аккуратностью и точностью подгонки деталей. На кораблях, такелаж как настоящий. Все паруса, реи, ванты, якоря и пушечные пОрты, двигались и открывались. Мы сидели рядом с ним, подавая детали и инструменты, потом нам не хватало терпения, и шутки ради подсовывали ему что-то другое. Постороннюю вещичку. А Вовка сначала её приклеивал, а потом ужасался содеянному.

 

 

Так сообразив, что он приклеил не ту деталь, Вовка просто взрывался! Мы разбегались по квартире, прячась за диван и холодильник.

И как-то раз, спасаясь от Вовкиного гнева, пробегая от него по комнате, Димка прыгнул на спинку дивана. Механизм сработал чётко! Димка на спинке опустился, а сиденье дивана поднялось, поставив перед Вовкой настоящую стенку. Оп! Это было уже интересно!

 

 

Вовка нажал на сидение, спинка дивана поднялась вместе с Димкой, Вовка отпустил, Димка – опустился. Чуть фантазии и это уже не диван, а настоящая крепость! С подъёмным механизмом стены! Димка защитник, а мы нападавшие. Ура! Все на Димку! А он раз, и стенку перед нами! А нас не остановишь! Мы все на диван! Димка на спинке, мы на сидении качаемся как на качелях. Потом Димка нас столкнул и стенкой загородился.

 

 

Но и нас так просто не взять. Где-то из-за холодильника вытаскивает Вовка швабру! Швабра превращается в копьё! И подняв над головой оружие, Вовка, на абордаж берёт диван! Димка стенкой дивана прикрылся и швабру у Вовки из руки выбил. И схватились они в рукопашной схватке на спинке дивана, и я к ним полез. Тут, Бумс! И диван разложился по всей своей ширине. Место для борьбы огромное, не сразу мы поняли, что механизм дивана сломался.

Не складывается диван поле нашей борьбы. Стали разбираться. Димка, увидел погнувшийся крючок, потом второй, попробовал их согнуть, но ничего не получилось. Показал Вовке, что нужно согнуть, Вовка доверчиво лезет в механизм, Димка, подняв сидение, защемляет ему обе руки. Крик, шум, ругань! Но починили, сложился диван. Накрыли покрывалом - стоит как новый. Прибрались, в комнате чистенько, всю пыль пока боролись, мы животами вытерли, подушки разложили, швабру убрали.

 

 

Вышли на балкон. Дождик. Наш дворик был безлюдным. Протарахтела машина, пробежала собака. Из подъезда вышел Серёжка. Димка, оглядевшись по сторонам, снял с верёвки прищепку и бросил её в Серёжку. Мимо. Серёга даже не заметил. Димка продолжает искать, чем бросить. Мчится к холодильнику, находит там яйца, хватает одно бежит к балкону. Резкое движение, и лопнувшее яйцо размазывается по Димкиной руке. Фу, какой конфуз! И Димка вытирает руку о Вовкину рубашку.

 

 

У Вовки от такой наглости глаза на лоб лезут, и Димка смачно получает в пятак! Ничуть не расстроившись, Димка опять бежит к холодильнику, но Вовка на правах хозяина не дает ему проникнуть к продуктам. А неугомонный Димка, найдя воздушный шарик, суёт его под кран. Вода наполняет шарик, он становится похожим на большую каплю. Димка завязывает его и бежит к балкону. В комнате шарик рвется и вода разливается по полу. Вот невезуха! Вовка справедливо предлагает Димке убрать это безобразие, Димка в отказе. Но и Вовка не прост, толкнул Димку в грудь, Димка – Вовку, и сцепившись как два удава покатились они по комнате.

 

Тут звонок – Динь, Динь. Я открываю, на пороге Серёга, а из комнаты выкатываются и укатываются обратно Вовка с Димкой.

 

- Чего это они?

 

- Полы моют!

 

- А! Я думал, дерутся!

 

- Не, полы моют!

 

- Гулять не пойдёте?

 

- Нет!

 

- Ну, тогда я пошёл.

 

- Ну, иди!

 

Серёга уходит, а сам поглядывает на комнату, куда Вовка с Димкой укатились. Не поверил мне наверное.

 

А Димка с Вовкой собрали одеждой воду с пола, поднялись и тяжело дыша, давай в квартире убираться. Убрались и сели за стол модель доклеивать. Вовка клеит, мы детали подсовываем, мирно и тихо. В комнате чистота, полы помыты, диван застелен. Всё в порядке.

 

Тут Вовкин папа, Иван Егорович, с работы пришёл. Поздоровался с нами и сел на диван. Словно мышеловка сработал механизм дивана, пригнув спину Вовкиного отца к коленям. Мы и не знали, что так бывает.

 

Тихо ругнувшись, Иван Егорович, раздвигает руками этот капкан, освобождается из плена, строит нас в комнате по росту и не спеша, очень внимательно слушает что случилось с диваном, чем мы занимались в квартире в его отсутствие. Выяснив всё, и уточнив подробности. Он вынимает ремень из брюк и объясняет нам, как нужно делать доклад при выявлении неисправности техники или при проведении неправильного ремонта.

 

Для лучшей памяти делает ремнём отметки на наших ягодицах, кому вдоль, а кому поперёк. Видите, как я всё запомнил!

e82a61f80dceceb673a8f6a59123c9d2.jpg.a8dc582cdb248804cdd273e6bab85a5b.jpg

  • Like 4

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Мы взрослели

 

После случая с диваном, наши родители стали стараться держать нас под контролем. Кто-то поехал к бабушке, кто-то донимал воспитателей и вожатых в лагере, а нас с Вовкой, его отец взял с собой на работу. А работал Вовкин папа на настоящем речном буксире!

 

Сколько у нас было гордости! На рабочем автобусе с серьёзными и большими дядьками мы едем на настоящую работу. Проходим через проходную, и нас пропускают. Проходим мимо цехов и мастерских, и нас не отгоняют. И вот Ока, причалы, несколько судов, баржа, катера, лодочки! И наше буксирное судно «Волна»!

 

На судне кроме Вовкиного папы ещё люди, таскают ящики, канаты, ещё чего-то. На нас внимания не обращают. И в этой суете и движении мы понимаем, что Вовкин папа, Иван Егорович, тут самый главный. Не громкие слова его выполняются моментально с последующим докладом. Всё так строго!

Нам показали, куда вещи положить. Объяснили, где камбуз и где гальюн. Вывели на палубу и сказали, что мы отвечаем за тутошний порядок и чистоту. Руками ничего без разрешения не трогать, пальцы никуда не совать.

 

Машинное отделение Вовку просто очаровало – дизель, генератор, механизмы, запах масла, шум и грохот. Вовка как-бы растворился в этой среде, и я один пошёл палубу драить. Ведро с привязанным к нему концом верёвки метров шести, швабра, сделанная из множества верёвочек, всё ждало меня в люке на самом носу теплохода. И началось.

 

Я и не думал, что наполнить ведро водой – это целая наука. Беспечно бросив ведро за борт, едва не улетел следом за ним, но верёвку не выпустил, упёршись животом в леер, держал, пока не помогли. Потом показали, где из машинного вода выходит, просто подставь ведро – само наберётся, можно и помпу включить, смыть с палубы песок напором воды. И у меня стало получаться. Песок под ногами не скрипел, палуба быстро просыхала. Мы шли по реке.

 

Не зря наше судно называлось «Волна», идя по речной глади, мы такие распускали волны, что было страшно за болтающихся на них вверх и вниз рыбаков на плоскодонных, деревянных лодочках. Швартовка к пристани, трапы, сходни и снова песок захрустел под ногами, но я уже опытен и легко драю палубу на глазах у Ивана Егоровича, и получаю первую благодарность в виде лёгкого подзатыльника. Молодец, пацан!

 

Весь день я что-то мыл, натирал, драил, смывал, набирал, выливал, вытирал. Свежий воздух, зверский аппетит, и такая усталость накатила – глаза закрыл, уже сплю.

 

Вовку тоже хвалили, он в машинном помогал, ключи подавал, вылез на свет Божий, весь в тавоте и солидоле, но такой довольный! Спал и улыбался!

На другой день всё было понятно и знакомо. Палуба, сходни и трапы, причалы, люди. Мне доверили намотать швартовый конец, и снова лёгкий шлепок по затылку – Молодец, пацан! Следующая швартовка, и я уже всё сам сделал, и трап убрал, и палубу надраил. Обед, и снова швартовка. Тут и заночевали.

Вовка вылез из машинного и, вытирая тряпкой руки, рассказал мне про штуцеры, форсунки, развальцовку медных трубочек, и ещё про что-то очень нужное и важное, но я уже спал.

 

Выполняя свою работу, не заметил, как время пролетело. Вот уже два месяца драю палубу, сталкиваю и затаскиваю трапы, закрепляю на кнехтах швартовые концы. Интересно, познавательно, очень ответственно. Попробуй замереть с открытым ртом в шлюзовой камере, такое натворишь! Солнце или дождь не в счёт, за тебя никто и ничего не сделает.

 

Вовка тоже с дизелем сроднился, вроде работает он и работает, а Вовка научился его слушать и на слух выявлять неисправности. Вкладыши и втулки, пальцы и шатуны, все болячки слышал.

 

Однажды я надраивал палубу, вдруг Иван Егорович в рубку позвал. В рубке я много раз бывал, видел, как судном управляют, слышал, как по рации переговариваются, как огнями моргают, но самому управлять не приходилось. А тут, Егорыч к рулю подтолкнул и говорит:

 

- Веди!

 

Встал к рулю, нос судна уходит влево, я начинаю поворачивать вправо, вот и нос пошёл вправо, выровнялся по курсу, дальше вправо пошёл! Я влево кручу! И нос судна уходит влево, совсем влево. Кручу вправо, быстро кручу. Потом влево, потом вправо, снова влево, опять вправо, влево, вправо! И идёт наша «Волна» такими галсами, что реки ей мало. Иван Егорович стоит рядом, молчит!

 

Вдруг вижу перед собой стрелку, румбы. А! Понял! Вывел руль прямо, подождал, чуть подвернул и вышел на курс, подождал опять, подвернул и замер.

 

Бежит наша «Волна» ровненько, аккуратненько! Лёгкий шлепок по затылку:

 

- А ты молодец, пацан!

 

И начал меня Иван Егорович судовождению обучать. Малый ход, полный, реверс, назад. Расхождение левым бортом, пропустить судно, что сверху идёт. Как подойти, как отойти, толкать, буксировать, радиообмен, семафор, навигационные знаки, когда мост открыт, когда закрыт, где мелко, створы, перекаты, плёсы, повороты. Вот это жизнь!

 

И как-то постепенно привык к управлению, и развернуться мог, и причалить, и знаки все выучил, и здоровался с проходящими и по рации, и визуально.

Но дни летели, лето кончалось, а вместе с летом наши каникулы. И вот мы в родном дворе, мальчишки мячик пинают, над головой тарахтит кукурузник. И всё вроде то же самое, но как-то по-другому мы уже на это смотрели. Детские игры и забавы не были так интересны как раньше. И не могли мы понять наших сверстников, приглашавших нас поиграть в посадку, когда дед Димки ковырял отвёрткой что-то в двигателе мопеда. Мы остались. Ребята ушли без нас. А мы стали деду помогать.

 

Мопед деда был не очень стар, но что-то разладилось, и не заводился мотор. Вовка дизель за три месяца изучил, а тут двухтактник, такая мелочь! И починил он его за полчаса, к великому удивлению деда и его друзей, с кем он в домино играл. Предложили Вовке мотоцикл глянуть, починил и мотоцикл, подвели к «Запорожцу», починил и его.

 

Стали мы примером для других мальчишек, беспечно бегающих по посадкам с деревянными автоматами. Слышали не раз как соседи, ругаясь на своих детей, говорили, что Вовка точно выйдет в люди, а они так и будут глупыми, и в армию их не возьмут.

 

На поля рядом с нашими домами, для уборки урожая зерновых, выехала косилка – «КПС – 5». Самоходная косилка, наверное, пятого поколения. Было интересно наблюдать, как укладывает она в длинные валки стебли пшеницы. Посмотрели, Вовка сразу определил, что машина долго не проходит, стучит мотор. И как этого тракторист не слышит?

 

Подбежал, сказал о неисправности трактористу. Но тот с нами не плавал, не поверил, ну что может знать о моторах мальчишка! А зря! Встала косилка! На следующий день была другая, тоже гремела. Но тракторист уже очень внимательно выслушал Вовку, и вместе они минут двадцать что-то в моторе чинили и подтягивали. Косилка отработала и на нашем поле и на соседнем, не сломалась.

 

Потом наступила осень. Школа, уроки. Домашние задания, кружки. И мы с Вовкой ждали наступления лета, чтобы опять управлять буксиром, ремонтировать его, палубу надраивать. Но это уже совсем другая история.

1948642352_.thumb.jpg.cd97de9e72eacc76de7fa5828041bea0.jpg

Edited by саныч 45
  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Поход... Теплоход... Молоко...

 

Походы. Интересно, познавательно, незабываемо. Костры, палатки, гитара. Речка течёт, кусты и деревья склонились над водой. Небо синее, солнце яркое, ушица вкусная. Но случается и дождь проливной, ветер порывистый, тогда консервы в палатке с хлебушком. Всякое бывало.

Вот разок пошли с товарищем. Нам было тогда девятнадцать лет. Маршрут разрабатывали неделю, над картой спорили. А потом за одну минуту всё по-другому переиграли, передумали и, вообще, другое место нашли.

 

Сначала на теплоходе по Оке до одинокой пристани, потом по лесным тропам, живописными местами до малой речушки, потом вдоль этой речушки опять к Оке и на теплоходе домой. Мужчины сказали, мужчины сделали. Продукты, палатки, спички, одежда – всё было подготовлено и проверено. И мы двинулись в поход.

 

На пристани первая незадача, теплоход будет только вечером. А время – полдень! Расписания не знали вот и попали! Но вернуться, даже мысли не пришло. Только вперёд! Ну, размотали удочки и стали рыбу ловить. Улова нет, но до отправки теплохода делом занимались.

 

И вот мы на палубе. Солнце закатывается за тучи. Ветер поднимает волну. На берегу домики деревенские, луга заливные, лошадки и коровы у самой воды. Красотища! Вот лес начался. Высокие деревья трепещут листьями на ветру. А тучи уже всё небо закрывают.

 

Наша пристань – домик на понтоне, двери на замке. Отъезжающих пассажиров нет. Приезжих – только мы. Теплоход отошёл, и остались мы совсем одни. Темнеет, впереди лес, сзади широкая река, ветер усиливается, и сейчас ливень будет. Точно не зная, где можно укрыться от непогоды, бежим по тропинке. Начинается дождь. Мы, в темноте пройдя ещё немного и поднявшись повыше, на ощупь ставим палатку, убираем в неё вещи и залезаем сами.

 

И тут как из ведра полилась вода с неба! Грохот грома, блеск молний, сильный ветер. На землю падают ветки с деревьев, что-то большое упало рядом с палаткой, уткнувшись твёрдой гранью нам в стенку. Но в палатке сухо и тепло, мы заснули.

 

Вскочили от громких звуков песни «На зарядку становись»! Словно слон затрубил в ухо! Пулей из палатки, а там – место построения пионеров в лагере! Палатка стоит точно на месте первого отряда. Под палаткой лежит и орёт оторванный от столба репродуктор. «На зарядку! На зарядку!» Дети выбегают из домиков и глядят на нас, как на пришельцев с другой планеты. Директор прибежала, очки на лоб лезут, вожатые возмущаются, физрук свистит. Толпой на нас, и все орут:

 

- Как сюда попали?

- У нас тут дети!

- У нас тут лагерь!

- Кругом заборы и ворота на замке!

 

Да, мы и сами не знаем как в темноте, под дождём сквозь заборы и ворота просочились. Конфуз.

 

Собираем вещи под пристальными взглядами детей и взрослых и под звуки барабана и горна покидаем территорию лагеря.

 

Дождь хорошо промочил землю, и ноги на лесной тропе у нас разъезжались прилично. На спусках раз, другой присели в грязь. Но достигли мы нужного места у небольшой речушки. Умывшись, собрались поесть. Не тратя времени, достали консервы, нарезали хлебушка, в котелке вскипятили водичку для чая. Разложили продукты на брёвнышке у бережка. Речка спокойная, ивы купают листья в воде, птички на веточках чирикают, солнышко пригревает, ветра нет. Хорошо то как!

 

Только присели, вдруг по реке волны в стороны, и такая здоровенная рыба плеснулась, аж дыхание замерло. Схватив что было, мы к речке. У самого берега в мутной воде угадывается движение – рыба! Как поймать? Оглушить! И как два примата долбим по воде палками. Расходятся волны, тени нет, рыбы нет. Замечательно! Поднимаемся к продуктам, а завтрака тоже нет.

 

Перед нами сидят и дружелюбно виляют хвостами два лохматых собачьих сына, судя по ошейникам – из местных. Вылизанные консервные банки и хлебные крошки подсказывают, что собакам наше угощение понравилось. Позавтракав чаем, кипяток собаки не пили, пошли дальше. Собаки увязались следом.

 

На противоположенном берегу три палатки. В бадминтон дети играют. От котелка на костре аромат потрясающий. Речка переплюйка, пёсики, что следом шли, замерли, харчи отдыхающих учуяли. Ушки навострили, носики по ветру, хвосты в струнку. Потом в три прыжка на тот берег, и свои морды новым хозяевам в колени. Ветер доносит до нас:

 

- Ой, какие собачки!

- Они, наверно, голодные! Такие худые!

 

Удаляясь от этих палаток, мы ещё долго слышали громкое чавканье и повизгивание. Перепутав тропинки, вышли мы к Оке гораздо раньше запланированного времени. У пристани купили хлебушка и деревенского молока. Очень вкусное было парное молоко. Купили ещё, потом ещё, так за едой и время пролетело. Подошёл теплоход, и мы отправились восвояси!

 

Наблюдая за красивыми берегами, рекой, небом, не сразу заметил отсутствие напарника. И только после остановки у нужной нам пристани, один из матросов сказал, что мой товарищ закрылся в туалете и не пускает туда никого.

 

Видимо сказалось деревенское молочко, мне-то ничего, а друг мой судно на двадцать минут задержал. Но капитан и экипаж теплохода отнеслись к этому деликатно, подождали без претензий и оговоров. Только кондуктор на пристани проворчал вслед:

 

- Совсем совесть люди потеряли, их ждут, а они в нужном месте так долго сидят. Засланцы!

1121604879_.thumb.jpg.5ce8d74e334b109f7e537beca144299b.jpg

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Красотища та какая!

 

Недалеко от нашего города протекает река Осётр. Раздолье для туристов, рыбаков и охотников. Привлекают людей и живописные места, какими богата наша природа, и рыба в корягах, и утки в камышах. А ещё серьёзный характер реки.

 

Пороги! Перекаты! Быстрое течение! Резкие повороты! Всё это манит сильных и смелых людей готовых лихо пройти на байдарке (лёгкой, узкой спортивной лодке без уключин с двухлопастным веслом) по стремнине потока.

 

Эту реку я знаю с детства. Ребёнком бежал за своей мамой, участницей многочисленных походов, помогал собирать дрова и ставить палатки. Проходил тропами и форсировал реку на ровне со взрослыми. Потом были самостоятельные походы, сплавы, подводная охота. Случалось всякое.

 

Как-то в сумерках охотясь в Осетре, увидел у самого берега Голавля. Рыба была большая, смирно стояла у поверхности воды, так что часть спины торчала на воздухе. Подкравшись по не глубокому плёсу ближе, освещая свою цель фонариком, целюсь. И тут гаснет фонарь!

 

Словно шторки на глаза опустили, ничего не видно. Мгновение, и фонарь светит опять. Голавль стоит, как стоял. Боясь снова остаться без света, тороплюсь с выстрелом, и «метко» стреляю в берег. Голавль стартует как ракета, а из глинистого берега торчит только хвостовик моего полуметрового гарпуна. Ну, только наточил я, заморский наконечник.

 

Дёрнув раз и другой, понимаю, что гарпун мне достать будет не просто. Упираюсь в берег ногами и тяну! Сижу на корточках, в редких кустиках, растопырив ласты и ворча сквозь маску всё что знаю о скользких рыбах, о подводной охоте и мокрой реке, тяну его на себя, крепко держа руками и упираясь ногами, выворачиваю с комком глины.

 

И тут, Ой! Подняв глаза, увидел деда в нелепой позе, с широко открытыми глазами, нервно крестящегося глядя на меня. Другой рукой дедушка прижимает к себе за шею козу. Рот у козы открыт, язык свесился, глаза закатились. Понимая конфуз ситуации, выплёвываю загубник и кричу:

 

– Дед, свои!

 

Сначала пауза, потом шумный выдох деда, и его ответ:

 

– Слава Богу! Охотник! Я грешным делом думал – Жаба вместо Белочки пришла! Чуть штаны не обмочил! Ну, дела-а-а! Ядрёна вошь!

 

Сплавляться по Осетру, тоже приходилось. Учили меня на порогах возле моста деревни Берхино. Стартовали мы чуть выше моста, ложились на свои судёнышки, откинувшись назад, пролетали под низким мостом, потом быстрыми и слаженными усилиями управляли байдаркой, обходя камни и мели. Заворачивали на изгибе потока, проносясь мимо поваленных деревьев и высокого обрыва.

 

Разок идущая впереди байдарка нырнула носом под лежащее в воде дерево, накренилась, перевернулась. Сильное течение мгновенно наполнило её водой и прижало к стволу, сгибая и перекручивая каркас. Люди, находящиеся в байдарке, при перевороте оказались в воде.

Все были в спасательных жилетах и касках, да и глубина была меньше метра. Но стремительное течение прижало одного из них к стволу дерева спиной так сильно, что он дёрнуться не мог. Упрямая вода образовала перекат, ударяясь в грудь человека, поднималась вверх и перекатывала через его голову, не давая дышать. В спасательном жилете поднырнуть под дерево он не мог. Счёт жизни шёл на секунды.

 

И, вот, мой первый спасённый: нырнув в бурный поток, держась одной рукой за дерево, другой вытащил парня из воды. До сих пор слышу его вдох! Вместе вылезли на это дерево. Вышли на берег. Разрезав шкуру лодки, выволокли её из этой западни. Потом зашили и заклеили. Так что опыт прохождения порогов у меня был.

 

А теперь в возрасте тридцати пяти лет пригласили меня молодость вспомнить, пройти на байдарке от города Зарайска до реки Ока по Осетру. На сплав два дня, одна ночёвка в районе деревни Бебехово, лодка двойка, экипаж - я и моя супруга. Отказываться мы не стали, оставив детей дедушке и бабушке, вместе с другими туристами на заказном автобусе прибыли к месту старта.

 

Народу собралось много, на двенадцать байдарок. Было среди них несколько опытных, знакомых мне туристов, но большинство людей – это прихожане из местного православного прихода, настоятель которого (сам любитель и ценитель походов) и организовал этот сплав.

Настоятель – крепкий мужчина с большой чёрной бородой, в прошлом десантник, теперь Священнослужитель прост в общении и твёрд в вере. Строит православную гимназию в своём приходе, и сплав этот организовал, чтобы строители, снабженцы и люди, помогающие в таком нелёгком деле, могли бы отдохнуть от трудов праведных на природе, в сказочно красивых местах реки Осётр.

 

Особых задач перед нами не ставилось. Собрать байдарки и всё. Ну, помогать новичкам на порогах, с обедом помочь, да спасти в случае чрезвычайной ситуации на воде.

И вот, раннее утро. Не широкая речка, бесконечные луга, кусты у самой воды, солнце только поднимается, ветра нет. Красотища та какая!

 

Но как-то не до красот, потому что очень сложно, почти невозможно собрать хоть одну байдарку, когда целая толпа «помогает» советами:

 

– Вот сюда тыкать надо! Давай, давай точно говорю!

 

– А почему у вас получается как надо, если вы тыкаете и суёте не туда?

 

– А мой товарищ не такую лодку имеет, и вёсла у него пошире будут, а ещё есть байдарка с мотором!

 

– Хотите я ножичком подковырну?

 

И собрали мы все двенадцать байдарок часам к девяти. Спустили на воду свои судёнышки, вещи в герметичные мешки положили, мешки в лодки запихнули, сами уселись. Отошли к другому берегу и наблюдаем, как другие в воду спускаются.

 

Вот трое здоровяков, крепких и высоких строителей, подняв над головой байдарку, поднесли её к воде, опускают. Тот дядя, что держался за корму, оступается и мелкими шажками к воде. Байдарка из рук товарищей вырвалась и падает с дядей в реку. Но там мелко. Всё нормально, воду вылили, вещи уложили.

 

Кто – то из родителей усадив на берегу ребёнка, тащит байдарку к воде, как санки зимой, по камням, корням и палкам, естественно разрывают днище. Для них сплав закончился не начавшись.

 

Ещё одна байдарка сползает по траве, и падает с обрыва, не достигая воды. Бух! И её нос, как пятак у поросёнка. На обрыве молодая пара с умилением смотрит на дело рук своих.

Из двенадцати байдарок, после спуска в воду, в строю у нас осталось только девять судёнышек.

 

Можно отправляться, но кто-то вспоминает, что не взяли дрова! Мы люди опытные, давно с собой газовые горелки берем, а тут дрова. Но переубедить не получается. Настоятель командует, и туристы, оставшиеся на берегу, сев в автобус, умчались за дровами.

Проходит ещё полтора часа, мы всё ещё на старте. Приехал автобус, и высокий бородатый детина, бригадир строителей, кричит с берега:

 

– Как Вам дрова передать?

 

Настоятель, то ли в шутку, то ли в серьёз отвечает:

 

– Кидай по одному, они не тонут, мы их в воде поймаем!

 

– Ага! Сейчас!

 

И началось! Оставшиеся на берегу кидали нам каждый по одному полену, но все сразу. Умыло всех сидящих в байдарках, поленья с плеском входили в воду, а сверху летели ещё дрова. Хорошо, что их было не очень много, обстрел быстро закончился. Поленья вынули из воды и разобрали по лодкам кто пять, а кто десять. Сплав начался.

 

Осётр в этом месте спокоен и тих. Вид с воды совсем по-другому, чем с берега. Мы проплываем под ветками кустов, мы видим прячущихся под берегом птиц, мы видим рыб, шныряющих рядом с нами, мы видим всё, а вот рыболова мы и не увидели.

 

Рыболов в высоких сапогах, в жилете и панаме стоял за кустом. И первая байдарка проплывает между самим рыбаком и его поплавком. При этом, сидящие в лодке вежливо здороваются с ним и уплывают. За первой вторая так же, между рыбаком и его поплавком – Здравствуйте, потом третья, четвёртая, пятая, рыбак опять поднимая удочку, крепко ругается, а с шестой байдарки ему сразу проповедь о вере и спасении.

 

Рыбак пятится назад и неловко садится в реку, заливая свои высоченные сапоги водой, роняет удочку, опрокидывает садок с рыбой, а удаляющейся байдарки, слышатся слова о наказании и справедливости.

 

Поздний старт заставлял торопиться, и вот впереди первый перекат. Не сложный, проходим его легко. Встаём внизу, делаем снимки других. Новички начинают верить в себя. Сплав продолжается.

 

Наши бывалые туристы, начинают подшучивать над новичками. Вот опытный экипаж, на тихой воде, догнал идущую впереди лодку, и, сидящий на переднем месте, парень незаметно накинул верёвочку на корму неопытного экипажа. Демонстративно подняв весла, «ветераны» показывают, что идут на буксире.

 

Через минуту новички затягивают опытный экипаж под ветви кустов, на коряги. Настоятель сказал:

 

– Справедливо!

 

И вот перед нами второй перекат. Гораздо сложнее первого. Словно кипящая вода бурлит и пенится. Брызги, догоняя друг друга, зависают над водой, искрятся на солнце, преломляясь, создают радужные круги.

 

Старт бывалого экипажа, и эффектный переворот. Хорошее начало! Вторая байдарка проходит перекат, и уже снизу ребята подсказывают, чтобы новички сошли в воду и провели свои лодки руками вдоль берега.

 

Все так и делают, по колено в холодной воде ведут руками свои суда к концу переката.

Но мы-то с супругой ради этих перекатов и пошли на сплав, легко выходим на стрежень реки, проносимся по гребням мимо всех этих бурлаков, завистливых взглядов, пены, брызг, радужных кругов, камней, кустов и лихо разворачиваемся на тихой воде, поджидая пеших судоводителей.

 

 

Фото из интернета.

946309702_.jpg.c70b2790683b4ff5eda79b2587b20ea5.jpg

  • Like 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Вот спустились все. Пошли дальше. Время, потерянное на старте, мы пытались наверстать, но гребля дело тяжёлое, новички стали отставать. Очень хотелось рвануть вперёд, найти наше место ночёвки, подготовить всё для других и поджидать отставших у костра с котелком ушицы.

Но настоятель попросил нас сплавляться вместе со всеми. Мы сплавлялись. На берегу стоят люди, мы их спрашиваем:

– Бебехово далеко?

– Нет! Поворота два и метров сто прямо!

Один поворот проходим, второй. Опять стоят люди на берегу.

– Скажите, Бебехово далеко?

– Нет! Два поворота и приехали!

Проходим один поворот, проходим второй, люди на берегу тусуются возле палаток. Мы, опять:

– Бебехово далеко?

– Да! Четыре поворота и потом ещё километра полтора – два.

С последней байдарки доносится:

– А мы в ту сторону плывём?

– В ту! В другую – это против течения!

Нажимаем на вёсла, близится вечер, а с ним темнота.

 

Проходим поворот, ещё поворот, и на берегу палаточный лагерь, костры, люди суетятся, обалденный запах ухи и кофе. Мы их спрашиваем:

– Подскажите! До Бебехова далеко?

– Теперь далеко! Километра два как вы его проехали!

Вот те раз! Проскочили! Как же быть! Ночёвка должна была быть на турбазе, а теперь, где ночевать? И кто у нас в карту смотрел?

Но стараниями настоятеля, приютили нас в домиках заброшенного детского лагеря. Домиков было мало, только два, электричества нет, на полу сено, двери и окна открыты настежь. Быстрый ужин и спать.

Утром обнаружили, что спали мы в мышином царстве, много было их в сене на полу. И пока мы спали, ходили они по нам буквально строем и с песней, шаря по карманам и вытаскивая забытые там конфеты и печенье. А мы настолько устали, что не замечали этого.

На завтрак была уха! Наваристая, настоящая, очень вкусная и без ограничения. Так как один из наших бывалых туристов наловил несколько крупных щук. Светило солнце, в небесной синеве мелькали ласточки береговушки. На берегу у самой воды лежали наши байдарки, синие и зелёные чем-то похожие на рыб. Роса ещё не высохла, и капельки блестели на солнце, искрясь и переливаясь. Речка быстро несла свои воды. Красотища, то какая! А впереди нас ждали удивительные, невероятные приключения второго дня сплава.

 

Фото из интернета.

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
uhepby2

Ну порожек там в самом деле не плохой

15327609_m.jpg

Edited by Ржавый
фото подправил
  • Like 4

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Перекаты...

0_131376_5bc53304_orig.jpg.ea160ae1e52bc24e313454ecb838e866.jpg

07_45.jpg.3f7426b659d30f1168ee6ddb7cbc3a67.jpg

5653604.jpg.1075d0dc0f0a15a8272afc27173af760.jpg

33101338.jpg.577f5a02bce8351bab139865a431843e.jpg

3803596330_1e754acc35.jpg.5c465c219e9acdce52f63e587c043446.jpg

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
саныч 45

Прикольный рейс

 

Хорошим попутчикам всегда рады. С разговорами и путь короче. А весёлой компанией путешествовать ещё приятней.

 

Разок собрался мой друг, водитель грузопассажирской Газели Виктор Сергеев, но для всех просто Витёк, ехать в столицу с хорошей компанией.

 

Шестеро человек: две женщины и четверо мужчин. Необходимость такой поездки была связана с обязательным присутствием каждого из них в главном офисе организации. Попутно надо было забрать некоторые вещи со склада.

 

И вот, ранним майским утром они помчались по нужным адресам. Витёк управлял автомобилем, двое молодых мужчин Андрей и Дима сидели справа от него, борясь с запотеванием стекол мощным выхлопом вчерашних посиделок, наивно пологая, что переработанный их организмом спирт может убрать со стёкол Газели капельки конденсата. Обе женщины Зоя Петровна и Майя Алексеевна сидели между Иваном Павловичем и Виталием Васильевичем на длинном сидении в пассажирском салоне машины. Путь к офису Витьку был хорошо известен, а до склада дорогу знал Виталий Васильевич.

 

Дорога, не умолкают разговоры, байки, анекдоты. Зоя Петровна, которой уже два раза за тридцать, поверх своей блузки накинула такую сеточку, украшенную на углах каждой ячейки маленькими шариками из меха норки и хорька.

Смотрелось это украшение необычно, возможно согревало Петровну свежим майским утром. И Палыч задал вопрос:

 

- Из чего, Петровна, это сделано?

И Петровна, пережёвывая карамельку, изрекла:

 

- Из норкиных хЕрков!

 

Витёк чуть руль не потерял, Андрей с Димой, что сидели справа, заходясь в беззвучном смехе, сползли с сидения. А Палыч не унимается:

 

- Они у тебя торчком стоят, или поникли все?

Петровна не понимает оживления интереса к её персоне, находясь на своей волне, продолжает диалог:

 

- Прижмутся, лягут. А я ручкой проведу, все встают! Красивые такие, пушистые!

 

- Упругие?

 

- Конечно, они как живые! Я без них никуда не хожу, и согревают и радуют!

 

- И как они тебя радуют?

 

- Как и большие! Тёплые и нежные! Хочешь тебя ими по щёчке поглажу? Поймёшь!

 

- Не надо меня ими гладить! И где ты их взяла?

 

- Заказала! Подруга на звериной ферме работает, вот и помогла!

 

- С такой фигнёй тебе и муж не нужен!

 

- Конечно, с ними милей! Вот к щечке прижала – такая прелесть!

 

- А если все встанут, на ёжика похожа будешь!

 

- И пусть на ёжика, главное мне хорошо! Говорю же – прелесть!

 

- И давно у тебя эта прелесть?

 

- Как дед перестал греть, так и купила!

 

- Петровна, он же у тебя ещё молодой!

 

- И что? Я его-то к щёчке так не прижму! И шейку мне греть надо! Он шейку мне не согреет!

 

- Шейку?

 

- Шейку! Не поймёте, пока не попробуете! Мягко, нежно, волшебно!

 

- Петровна! Ё,к,л,м,н! Нам не понять!

 

- А ты попробуй! Хоть сядь на них, сначала расплющатся, потом я поглажу – поднимутся, распушатся. Прелесть!

 

- Всё Петровна! Не надо мне их совать! Витёк, останови! Мне выйти надо-о!

 

Витёк остановил Газель, мужчины хохотали в ближних кустах, женщины ушли дальше.

После остановки было не до улыбок, начались затруднения движения, пробки на дороге и резкие старты Газели, а после не менее резкое торможение, надолго прекратили все разговоры. Витёк, поглядывая в зеркало заднего вида, заметил, как меняется цвет лица Петровны, из розового в зеленовато-серый. Но следуя в транспортном потоке, ничего не мог поделать. Ещё разгон и снова тормоз, и Петровна уткнулась лицом в колени Палыча.

 

- Петровна! Мама дорогая! Ты чё творишь?

 

- Посиди смирно, плохо мне…

 

- Помадой брюки уделала! Да, ё-моё! Жена убьёт!

 

- Посиди миленький, плохо бабушке…

 

- Бабушка! Иди сиденья помадой пачкай!

 

Витёк сразу:

 

- Не надо сидения!

 

- Слышь, что Витя сказал, нельзя сидения! Я постираю потом!

 

- Потом! Потом, мне жена скандал устроит!

 

- Позвоню ей, скажу ты классный мужик!

 

- Я те позвоню! Уйди с моих коленок! Петровна!!

 

- Не могу! Так меня не тошнит!

 

- А меня сейчас вырвет!

 

- Ну, так-бы и сказал. Ухожу.

 

Вот и офис. Пошатываясь, пассажиры скрылись за дверями. Витёк, убрав в салоне и открыв настежь все двери, радовался солнышку. Потихоньку время подошло к полудню.

Закончив свои дела, все пассажиры вышли из офиса, посоветовались, как лучше доехать до склада, нашли адрес на навигаторе. Поехали. Но внезапно экран навигатора погас и больше не включался. А на старых картах, что были у Витька, страница со складом отсутствовала. Замечательно!

 

Петровна, так и сказала:

- Замечательно! Значит, едим домой! Нам этот склад в таз не упёрся! В другой раз!

Виталий Васильевич прекратил разговор:

 

- В другой раз тебя уволят! Надо ехать! Витёк, на право! Тут прямо до развилки! Там стела! От стелы налево. Не промахнёмся!

 

Первая развилка, вторая, третья, нет стелы! Туда ли едем? Надо спросить! На развилке стоит высокая девушка с огненными волосами, в короткой юбке. Витёк подкатил к ней, и Дима, опустив стекло, вежливо интересуется:

 

- Здравствуйте, мы тут стелу ищем…

 

- Я, Стелла!

 

Нашли! Ёрш твой медь! Дима, понимая, что попал в нелепую ситуацию, продолжает также вежливо:

 

- Не! Нам настоящую!

 

Девушка наклоняет голову, прищуривает глаза.

 

- Какую?

 

- Блин! Ну, настоящую, бетонную.

 

- Вы, идиоты? Да езжайте вы прямо! Прямо туда! Досвидос!

 

И рукой показала вдоль улицы.

 

Дима Витьку:

 

- Она туда показала!

 

И Витёк, проехав метров сто, упёрся в ворота склада! Вот это, да! Не промахнулись! Молодец Стелла, правильно указала! Погрузка заняла немного времени. Поехали обратно.

Сначала пробки и затруднения, серые лица измученных пассажиров, стоны Петровны. Потом ровное шоссе, свежий ветер в открытые окна. И новые разговоры о дороге, о работе, о саде и огороде. А у Петровны огородик и садик есть, и любит она об этом рассказывать. Огурчики у неё огромные, помидоры гигантские! Остановились перекурить у лесополосы.

За лесопосадкой поле, трактор ползает, ещё парочка тракторов прицепы тянут. Машины по шоссе пролетают. Солнце светит. Скоро домой приедем. Залезли в машину, поехали.

Почти сразу по салону расползается запах навоза. Витёк окна открыл, лучше не стало. Явно в машине воняет. Спросил:

 

- Откуда запах?

 

Виталий Васильевич, оглядевшись, отвечает:

 

- Блин! У Петровны два пакета навоза!

 

- Петровна! Зачем и откуда?

 

- У тракториста выпросила и в пакеты наложила. Для огорода!

 

- Выкинь Петровна! Дышать не чем! Я потом тебе привезу!

 

На Петровну наседают все пассажиры! Требуют избавится от источника запаха. И не успевает Витёк остановиться, Петровна выталкивает пакеты в окно. Коломенский городовой! Запах закончился, а неприятности начались.

 

Не прошло и минуты, Газель догоняет и заставляет остановиться большой и красивый автомобиль. На Витька налетает с претензиями толстый парень, но и Витёк не прост, крики, шум. Парень вопит:

 

- Только встал на обочине, только из машины вышел, и сразу - хлоп! Всего дерьмом обдало! Из Вашей Газели!

 

Витёк вину не признаёт! Горячится, посылает этого толстого подальше. И тут Петровна, как заблажит:

 

- Парень! Прости ты меня – дуру старую! Это я тебя так обгадила! Вот приспичило мне пакет в окно высунуть, и не удержала я его. Прости парень.

 

И бух на колени! Толстый плюнул, попятился к своей машине, вращая глазами, обложил всех матом и уехал. Петровна встала, колени отряхнула, улыбнулась и сказала:

 

- Вот как надо! А ты, Витёк, драться!

 

И как будто не виновата она в этом безобразии. Поехали, через полчаса были дома. И не встречались больше никогда. А вспоминает Витёк этот замечательный рейс постоянно.

61159064_.jpg.5ae3684e31d75635a1fc6ad2d64f1547.jpg

Edited by саныч 45
  • Like 4

Share this post


Link to post
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

Подводная охота. Дайвинг. Общение людей увлеченных подводным миром.


Мы Вконтакте

×